Взыскание неустойки в арбитражном процессе - Компания «АПИ»

Взыскание неустойки в арбитражном процессе

Достаточно часто встречаются споры о взыскании неустойки по договорам или государственным контрактам, распространяющим свое действие на отношения, возникшие до даты подписания соответствующего договора. Как должен поступить суд при оценке положений о неустойке в таком договоре, если заявлено требование о ее взыскании? Сразу отметим, что некоторое время назад в судебной практике можно было встретить прямо противоположные друг другу примеры разрешения таких требований. И надо сказать, что каждый подход получал развернутое обоснование в актах судов апелляционной инстанции. Так, например, в деле N А01-747/2016 суд апелляционной инстанции отклонил довод о том, что контракт был заключен 29.02.2016 и у ответчика не имелось законных оснований для оплаты счетов непосредственно за январь 2016 г. ввиду несостоятельности, и оставил в силе решение суда первой инстанции, взыскавшего неустойку за период, предшествовавший дате подписания договора. Суд апелляционной инстанции подчеркнул, что согласно протоколу разногласий к государственному контракту стороны установили, что контракт вступает в силу с даты подписания его сторонами, распространяет свои действия на отношения, фактически возникшие с 01.01.2016, и действует по 31.05.2016. Договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. Стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора (п. 1, 2 ст. 425 ГК РФ). Довод апелляционной жалобы о том, что ответчик, являющийся получателем бюджетных средств, не имел законного основания для распоряжения бюджетными средствами, апелляционным судом отклонен, так как наличие заключенного и неоспоренного контракта обязывает ответчика исполнять обязательства по оплате в соответствии с условиями контракта.

В то же время в деле N А01-991/2016 суд апелляционной инстанции сделал иной вывод, указав, что неустойка, как форма гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств, не может применяться в период, когда обязательство еще не возникло. В соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Контракт был подписан сторонами 28.03.2016, следовательно, с этой даты считается заключенным. Соответственно, обязанность ответчика по оплате потребленной энергии за периоды, предшествующие дню заключения договора, на которые стороны распространили действие договора, возникла только после заключения договора. Кроме того, по мнению суда апелляционной инстанции, к спорным правоотношениям подлежит применению норма ч. 8 ст. 103 Закона о контрактной системе, в соответствии с которой контракты, информация о которых не включена в реестр контрактов, не подлежат оплате, за исключением договоров, заключенных в соответствии с п. 4, 5, 23, 42, 44 и 45, 46 (в части контрактов, заключаемых с физическими лицами) ч. 1 ст. 93 Закона о контрактной системе. Сам по себе факт распространения действия спорного договора на период с 01.01.2016 в силу выраженного в п. 6.6 контракта соглашения сторон не означает, что обязанность сторон по исполнению условий контракта возникла ранее дня его заключения в силу следующего. Согласно п. 1, 2 ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения, при этом стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора, если иное не установлено законом или не вытекает из существа соответствующих отношений. В силу выраженной в п. 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» правовой позиции достижение сторонами соглашения о применении к их отношениям, сложившимся до заключения договора, условий договора не означает, что непосредственная обязанность по их исполнению возникла у должника ранее заключения самого договора, ввиду чего отсутствуют основания для вывода о нарушении договорных обязательств в период существования фактических отношений, а соответственно, отсутствуют основания для взыскания договорной неустойки за период, предшествовавший заключению договора. Данные разъяснения носят общий характер, поскольку основаны на толковании норм ч. 1 ГК РФ и не связаны со спецификой исключительно арендных правоотношений. В силу изложенного до дня заключения контракта обязательство по оплате тепловой энергии не возникло. Со дня его возникновения срок его исполнения определяется условиями контракта.

Однако, несмотря на логически выстроенные выводы, Постановление апелляционной инстанции по делу N А01-991/2016 было отменено Арбитражным судом Северо-Кавказского округа. Суд кассационной инстанции поддержал решение суда первой инстанции и подчеркнул, что, распространив условия контракта от 28.03.2016 на период с 01.01.2016, стороны подтвердили наличие в спорный период договорных отношений.

Кроме того, Определением Верховного Суда Российской Федерации от 30.01.2017 оставлено в силе решение от 05.02.2016 по делу N А27-21020/2015, которым взыскана неустойка за период, предшествующий заключению договора. Тем самым, казалось бы, определена практика разрешения таких споров, подчеркнуто, что неустойка подлежит взысканию по спорам, где стороной выступает бюджетное учреждение или государственный орган.

Однако анализ судебных актов обнаруживает примеры, где делается вывод о недопустимости взыскания неустойки с бюджетополучателей ввиду отсутствия в их действиях ненадлежащего исполнения обязательств по оплате вины. Так, например, Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2017 по делу N А53-30980/2016, отменившим решение суда первой инстанции о взыскании законной неустойки, письма ответчика, содержащие сообщения истцу о том, что он не может взять на себя бюджетные обязательства при отсутствии бюджетных средств по целевой статье на оплату коммунальных услуг, указание на сообщение главному распорядителю средств федерального бюджета о сложившейся ситуации, а также на возможность заключения нового контракта и оплату потребленной тепловой энергии после выделения дополнительного финансирования положены в основу вывода об отсутствии вины ответчика в просрочке платежей по контракту. При таких обстоятельствах, по мнению апелляционного суда, отсутствуют основания для удовлетворения требований в части взыскания законной неустойки. С такими выводами трудно согласиться. Ведь согласно правовой позиции ВАС РФ, изложенной в п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 21, недофинансирование учреждения со стороны собственника его имущества само по себе не может служить обстоятельством, свидетельствующим об отсутствии вины учреждения, и следовательно, основанием для освобождения его от ответственности по п. 1 ст. 401 ГК РФ. Исходя из основополагающих принципов гражданского законодательства, установленных в ст. 1 ГК РФ, признания равенства участников регулируемых гражданским законодательством правоотношений и обеспечения восстановления нарушенных прав суд полагает, что кредитор, надлежащим образом исполнивший свое обязательство, вправе рассчитывать на компенсацию его имущественных потерь в результате ненадлежащего исполнения должником обязательства. Очевидно, что ни один из участников правоотношений не может находиться в преимущественном положении.

Еще одним вопросом, требующим внимания при рассмотрении споров о взыскании неустойки по государственным контрактам в связи с неисполнением бюджетополучателями обязательств по оплате оказанных услуг, является вопрос конкуренции общих норм, регламентирующих государственные закупки, и специальных норм, например, определяющих оплату коммунальных ресурсов.

Остановимся на выводах, сформулированных Верховным Судом Российской Федерации, поддержавшим суд первой инстанции и отменившим судебные акты Седьмого арбитражного апелляционного суда и Арбитражного суда Западно-Сибирского округа в Определении по делу N 304-ЭС16-17144. В соответствии со ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности вытекают из договоров и иных сделок, из актов государственных органов и органов местного самоуправления, из судебного решения, в результате приобретения имущества по основаниям, допускаемым законом, вследствие неосновательного обогащения, иных оснований, предусмотренных действующим законодательством. Согласно п. 1 ст. 525 ГК РФ поставка товаров для государственных или муниципальных нужд осуществляется на основе государственного или муниципального контракта на поставку товаров для государственных или муниципальных нужд, а также заключаемых в соответствии с ним договоров поставки товаров для государственных или муниципальных нужд. К отношениям по поставке товаров для государственных или муниципальных нужд применяются правила о договоре поставки (ст. 506522), если иное не предусмотрено правилами настоящего Кодекса. К отношениям по поставке товаров для государственных или муниципальных нужд в части, не урегулированной настоящим параграфом, применяются иные законы (п. 2 ст. 525 ГК РФ). Согласно п. 1 ст. 2 Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд основывается на положениях Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, Бюджетного кодекса Российской Федерации и состоит из настоящего Федерального закона и других федеральных законов, регулирующих отношения, указанные в ч. 1 ст. 1 настоящего Федерального закона. Нормы права, содержащиеся в других федеральных законах и регулирующие указанные отношения, должны соответствовать настоящему Федеральному закону. В силу ч. 5 ст. 34 Закона о контрактной системе в случае просрочки исполнения заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, с него могут быть взысканы пени за каждый день просрочки в размере одной трехсотой действующей на дату уплаты пеней ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от не уплаченной в срок суммы. 5 декабря 2015 г. вступил в силу Закон N 307-ФЗ, в соответствии с которым в Федеральный закон от 31.03.1999 N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации», в Федеральный закон от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике», в Федеральный закон от 07.12.2011 N 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении» и Закон о теплоснабжении внесены изменения в части установления законной неустойки за просрочку исполнения потребителем обязательства по оплате потребленной энергии в размере одной стотридцатой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации, действующей на дату уплаты пеней, от не выплаченной в срок суммы. Действие положений Закона о теплоснабжении в редакции Закона N 307-ФЗ распространяется на отношения, возникшие из заключенных до дня вступления в силу настоящего Федерального закона договоров теплоснабжения (ст. 8 Закона N 307-ФЗ). Исключение по размеру неустойки Законом N 307-ФЗ установлено лишь для отдельных групп потребителей (товариществ собственников жилья, жилищных, жилищно-строительных и иных специализированных кооперативов, созданных в целях удовлетворения потребностей граждан в жилье, управляющих организаций, приобретающих энергию для целей предоставления коммунальных услуг), с которых неустойка может быть взыскана в более низком размере — в размере одной трехсотой ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от не уплаченной в срок суммы. К их числу органы государственной власти и местного самоуправления, государственные и муниципальные предприятия и учреждения не отнесены. Положения Закона о газоснабжении, Закона об электроэнергетике, Закона о водоснабжении и водоотведении и Закона о теплоснабжении в редакции Закона N 307-ФЗ носят специальный характер по отношению к Закону о контрактной системе, поскольку последний устанавливает общие особенности участия органов государственной власти и местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений и предприятий в гражданско-правовых отношениях именно в целях повышения эффективности осуществления закупок, обеспечения гласности и прозрачности размещения заказов, добросовестной конкуренции, предотвращения коррупции и других злоупотреблений. Однако нормами Закона о контрактной системе специфика отношений в сфере энергоснабжения и конкретные особенности исполнения договоров в данной сфере не учитываются. Указанная позиция по применению законодательства отражена в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 19.10.2016. Следовательно, при расчете неустойки, подлежащей взысканию по государственному (муниципальному) контракту, заключенному в целях удовлетворения государственных (муниципальных) нужд в энергоснабжении, следует руководствоваться положениями Закона о теплоснабжении в редакции Закона N 307-ФЗ. Таким образом, Верховным Судом Российской Федерации сформулирована правовая позиция о применении специальных норм, касающихся взыскания неустойки в противовес общим нормам законодательства о контрактной основе.

В заключение остановимся еще на одном постановлении Верховного Суда Российской Федерации, закрепившем правовые выводы, имеющие значение в рассматриваемой нами проблеме взыскания неустойки с бюджетных учреждений и государственных органов. В Определении от 12.10.2017 по делу N 305-ЭС17-10359 Верховный Суд Российской Федерации еще раз обратил внимание на правовой подход, сформулированный в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016), утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 06.07.2016 (раздел «Обязательственное право», вопрос 2), согласно которому не может служить основанием для отказа в иске о взыскании суммы санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства ее неправильная правовая квалификация истцом, обосновывающим свое требование п. 1 ст. 395 ГК РФ, в то время как законом или соглашением сторон на этот случай предусмотрена неустойка; в этом случае суд вправе взыскать проценты в пределах суммы неустойки, подлежащей взысканию в силу закона или договора. С учетом этих разъяснений истец вправе требовать взыскания с ответчика — службы охраны, несвоевременно внесшей плату за услуги по содержанию и текущему ремонту общего имущества в многоквартирных домах, процентов в размере, не превышающем неустойку, установленную ч. 14 ст. 155 ЖК РФ.

 

Более подробно с данным материалом Вы можете ознакомиться в СПС КонсультантПлюс  

Статья: Отдельные проблемные вопросы взыскания неустойки в современном арбитражном процессе (Аутлева Р.В.) («Арбитражный и гражданский процесс», 2018, N 1) {КонсультантПлюс}

Мы Вам перезвоним

Обратная связь

Протестируйте КонсультантПлюс

Чтобы получить прейскурант по почте, заполните форму и нажмите кнопку «Отправить».

Заказать подборку по данной теме

Регистрация на конкурс

Только администратор может добавлять новых пользователей.

Заказать видео

Записаться на мероприятие