Возмещение морального вреда, причиненного работнику - Компания «АПИ»

Возмещение морального вреда, причиненного работнику

Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора (ст. 237 ТК РФ).

Понятие морального вреда можно найти в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Согласно п. 2 этого Постановления под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Учитывая, что ТК РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу абз. 14 ч. 1 ст. 21 и ст. 237 ТК РФ вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

Как отмечается в научной литературе, «основанием для компенсации морального вреда, причиненного работнику, может стать не только нарушение работодателем материальных, но и умаление нематериальных благ работника, в том числе дискриминация работника, нарушение его личной тайны (в частности, нарушение законодательства о персональных данных работника — ст. 8690 ТК РФ)

На основе изучения материалов правоприменительной практики А.С. Феофилактов указывает, что наиболее часто встречающимися формами нарушений прав работников, влекущими удовлетворение требований о компенсации морального вреда, являются следующие:

  • увольнение с работы или перевод на другую работу;
  • наложение дисциплинарного взыскания;
  • необоснованное лишение премий, надбавок и иных выплат работнику стимулирующего характера;
  • невыплата или несвоевременная выплата заработной платы;
  • причинение вреда здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей
  • необоснованный отказ в приеме на работу;
  • неправомерное привлечение к материальной ответственности по решению работодателя в случаях, не предусмотренных ТК РФ

Определение размера морального вреда

Трудовое законодательство РФ не содержит рекомендаций по поводу того, в каком размере должен быть компенсирован моральный вред, причиненный работнику. С точки зрения авторов, это справедливо, поскольку суммы компенсации в каждом конкретном случае будут разными и установить единый алгоритм их определения невозможно. Хотя в научной литературе можно найти предложения по установлению размеров компенсации морального вреда.

В частности, Л. Чиканова предлагает включить в ст. 394 ТК РФ следующее правило: «В случае признания отказа в приеме на работу необоснованным суд принимает решение о выплате работнику компенсации морального вреда, размер которой не может быть менее той суммы, которую он получил бы, выполняя работу, в которой ему было отказано, за все время со дня отказа в приеме на работу и до вынесения судом соответствующего решения, но не более чем за один год»

По ее мнению, моральный вред должен подлежать возмещению во всех случаях необоснованного отказа в приеме на работу, а не только в случае отказа по дискриминационным мотивам, как вытекает из содержания ст. 3 ТК РФ. Причем наличие нравственных страданий как основание для возмещения морального вреда должно презюмироваться. Иначе говоря, работник не должен доказывать причинение ему морального вреда, если факт необоснованного отказа в приеме на работу установлен судом

В литературе можно найти критерии определения размеров компенсации в рассматриваемом случае. М.Н. Малеина полагает, что в случае таких нарушений, как несвоевременная или неполная выплата заработной платы или увольнение без законного основания либо с нарушением установленного порядка увольнения, для определения компенсации неимущественного вреда можно выделить единые частные критерии:

  • материальное положение потерпевшего;
  • наличие или отсутствие других источников дохода
  • наличие или отсутствие нетрудоспособных иждивенцев в семье потерпевшего;
  • состояние здоровья.

Соответственно, размер компенсации должен быть выше, если работник не имеет других источников дохода, в состав его семьи входят нетрудоспособные иждивенцы, работник имеет хронические заболевания, травмы или находится в состоянии беременности (следовательно волнуется по поводу своего здоровья и возможных осложнений, поскольку в большинстве заболеваний лечение предполагается постоянное, а не периодическое, требуются существенные траты на лекарства, дополнительное питание). Кроме этого, в случае увольнения без законного основания либо с нарушением установленного порядка дополнительными к названным критериям для определения компенсации неимущественного вреда можно назвать возраст и место жительства гражданина. Думается, что если возраст работника выше пенсионного возраста и (или) гражданин проживает в местности, где сложно трудоустроиться, то его переживания в связи с потерей работы будут тяжелее, соответственно, и размер компенсации в указанных ситуациях должен быть выше

В п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 разъясняется, что размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости. Таким образом, работник, обращающийся в суд, самостоятельно определяет размер компенсации за причиненный ему моральный вред, который он хотел бы получить.

При этом стороны заранее, например, в трудовом договоре, могут прийти к соглашению о размере морального вреда, который будет компенсирован работнику в случае нарушения работодателем принятых на себя обязательств. В этом случае суд может посчитать, что оснований для компенсации морального вреда в ином размере нет.

 

Согласно п. 5.6 трудового договора, заключенного между истцом и ответчиком, работодатель обязуется и гарантирует компенсировать моральный вред работнику в размере 100 тыс. руб. в случае невыполнения им условий трудового договора по оплате труда работника, так как он понимает, что заработная плата является единственным источником дохода работника. Указанные условия трудового договора послужили основанием иска о компенсации морального вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Несмотря на то что ст. 237 ТК РФ предусмотрена возможность в судебном порядке оспаривать размер компенсации морального вреда, в данном случае у суда не имелось оснований для уменьшения размера компенсации морального вреда.

Трудовым договором установлена компенсация морального вреда истцу в размере 100 тыс. руб., следовательно стороны пришли к соглашению о соответствии указанного размера компенсации тяжести физических и нравственных страданий и условиям, при которых данный вред был причинен. Указанный договор никем не оспорен, следовательно не применять условие трудового договора, которым установлен размер компенсации морального вреда, у суда не имелось оснований. При этом наличие в трудовом договоре соглашения о размере компенсации морального вреда согласуется с требованиями ч. 1 ст. 237 ТК РФ.

Кроме этого, в процессе рассмотрения данного гражданского дела в суде первой инстанции непосредственно спора об условии трудового договора о компенсации морального вреда между сторонами не возникло.

Таким образом, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда в размере 100 тыс. руб., а не установленная судом первой инстанции сумма в размере 20 тыс. руб.

См.: Обзор апелляционной практики рассмотрения гражданских дел за третий квартал 2014 года, подготовленный Судебной коллегией по гражданским делам Камчатского краевого суда 18 ноября 2014 г.

 

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (ст. 237 ТК РФ). Вопрос о том, должен ли работник доказывать факт причинения ему моральных и нравственных страданий и соразмерность требуемой им суммы компенсации, спорный. В одних случаях суды полагают, что работник не должен доказывать факт причинения ему морального вреда.

 

Например, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в Апелляционном определении от 20.01.2015 N 33-292/2015, 33-17959/2014 указала следующее: «Доводы апелляционной жалобы о том, что отсутствуют доказательства причинения морального вреда работнику, являются неправомерными, поскольку достаточным основанием для компенсации морального вреда является установление факта нарушения трудовых прав работника».

 

Аналогичные выводы можно найти в Апелляционном определении Воронежского областного суда от 24.07.2014 N 33-3880 и еще в ряде судебных актов.

В то же время в других случаях суды обращают внимание на факты, подтверждающие причинение работнику моральных страданий.

 

Так, в Апелляционном определении Апелляционного суда г. Севастополя от 16.10.2014 N 33-196/2014 отмечается, что «доводы апелляционной жалобы об отсутствии документов, подтверждающих причинение истцу морального вреда, не состоятельны, учитывая доказанность неправомерного бездействия ответчика и нарушения тем самым права истца на своевременную выплату причитающихся ей денежных сумм, вследствие чего в конкретный период она осталась без средств к существованию, испытывала нравственные переживания, принимая дополнительные усилия для организации своей жизни и восстановления нарушенного права в суде».

 

Кроме этого, суды оценивают, соответствует ли размер компенсации объему и характеру нравственных страданий, причиненных работнику, и при выводе об отсутствии такого соответствия могут отказать работнику во взыскании заявленных им сумм компенсации морального вреда.

 

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Разрешая требования истицы о взыскании денежной компенсации морального вреда, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что при проведении 18 июня 2013 г. аттестации К. были нарушены ее трудовые права, что причинило ей нравственные страдания, в связи с чем обоснованно признал за истицей право на компенсацию морального вреда.

Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции, определяя размер компенсации морального вреда, учел все представленные истицей доказательства, фактические обстоятельства дела, объем и характер нравственных страданий, причиненных ей незаконным отказом в присвоении высшей квалификационной категории, и обоснованно определил размер компенсации.

Указанная компенсация морального вреда соответствует степени причиненных К. нравственных страданий, отвечает требованиям разумности и справедливости, в связи с чем судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционной жалобы о ее заниженном размере.

Доказательств причинения нравственных страданий в большем размере истицей не представлено. Апелляционное определение Суда Ненецкого автономного округа от 01.04.2014.

 

Более подробно с данным материалом Вы можете ознакомиться в СПС КонсультантПлюс  

гл. 2, § 4, «Материальная ответственность работодателя и работника: ошибки, рекомендации, судебная практика» (выпуск 18) (Ситникова Е.Г., Сенаторова Н.В.) («Редакция «Российской газеты», 2015) {КонсультантПлюс}

Мы Вам перезвоним

Обратная связь

Протестируйте КонсультантПлюс

Чтобы получить прейскурант по почте, заполните форму и нажмите кнопку «Отправить».

Заказать подборку по данной теме

Регистрация на конкурс

Только администратор может добавлять новых пользователей.

Заказать видео

Записаться на мероприятие