Уголовная ответственность за незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну - Компания «АПИ»

Уголовная ответственность за незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну

Незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, представляет собой их передачу или сообщение хотя бы одному лицу, не имеющему законного к ним доступа, в различной возможной форме (устной, письменной, в том числе с использованием технических средств).

Под незаконным использованием таких сведений понимается их применение в любой сфере (предпринимательская, бытовая и т.п.).

Преступление является оконченным в момент совершения деяния, указанного в диспозиции статьи.

В этом случае субъект преступления специальный — это работник коммерческой организации, которому коммерческая тайна была доверена или стала известна в силу осуществления им трудовых обязанностей. Разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну, работником, которому она стала известна случайно или по ошибке, не образует состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 183 УК.

Части 3 и 4 ст. 183 УК предусматривают наказание за совершение преступления при квалифицирующих обстоятельствах.

За совершение деяний, предусмотренных ч. 1 или ч. 2 ст. 183 УК, причинивших крупный ущерб или совершенных из корыстной заинтересованности, наказание предусмотрено ч. 3 ст. 183 УК.

При определении размера ущерба органу предварительного следствия и суду следует руководствоваться примечанием к ст. 169 УК, согласно которому под крупным ущербом понимается денежная сумма, превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей. Ущерб может выражаться как в имущественных потерях владельца тайны (например, расходы, связанные с переоборудованием производства), так и в упущенной выгоде (недополученная прибыль в результате потери рынка сбыта продукции).

Необходимо учесть, что мотивы при совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 и ч. 2 ст. 183 УК, могут быть любыми, однако «корыстная заинтересованность» как мотив выделена законодателем в специальный квалифицирующий признак, при наличии которого действия виновного лица подлежат квалификации по ч. 3 ст. 183 УК.

Субъектами преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 183 УК, могут быть как лица, которым в силу трудовых обязанностей доверена коммерческая тайна, так и лица, не имеющие к ней доступа.

Часть 4 ст. 183 УК устанавливает уголовную ответственность за деяния, предусмотренные ч. 2 и ч. 3 ст. 183 УК, если это повлекло причинение тяжких последствий. «Тяжкие последствия» устанавливаются судом в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела. Например, такие последствия могут выражаться в банкротстве организации, тяжелой болезни или самоубийстве потерпевшего.

Несмотря на то что защита коммерческой тайны является актуальной проблемой в современном обществе, судебной практики по этому вопросу в Новосибирской области практически нет. Уголовных дел, связанных с защитой коммерческой тайны, крайне мало.

В 2017 г. судом апелляционной инстанции в регионе рассмотрено лишь одно уголовное дело в отношении Х., совершившего собирание сведений, составляющих коммерческую тайну.

По приговору Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 21 июля 2017 г. Х. осужден по ч. 3 ст. 183 УК за собирание сведений, составляющих коммерческую тайну иным незаконным способом, совершенное из корыстной заинтересованности, на 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

Суд установил, что в апреле 2016 г. у Х., не являющегося сотрудником ПАО «МТС», неправомочного получать сведения, составляющие коммерческую тайну ПАО «МТС», и не имеющего допуска к коммерческой тайне, из корыстной заинтересованности возник преступный умысел на собирание охраняемых Законом о коммерческой тайне сведений о входящих и исходящих данных биллинговой системы ПАО «МТС» незаконным способом. Реализуя преступный умысел, Х. обратился к лицу, имеющему доступ к коммерческой тайне и информационным массивам ПАО «МТС», с предложением приобрести за денежное вознаграждение сведения о входящих и исходящих данных соединений системы ПАО «МТС», составляющие коммерческую тайну, от которого 27 апреля 2016 г. незаконно получил сведения о входящих и исходящих данных биллинговой системы ПАО «МТС» телефонных номеров, находящиеся на CD-R диске, который в дальнейшем был изъят сотрудниками УФСБ у Х. в рамках оперативно-розыскных мероприятий.

Для отнесения указанных собранных сведений к коммерческой тайне эксперты проанализировали внутренние локальные нормативные акты ПАО «МТС».

Согласно заключению эксперта сведения, содержащиеся на CD-R диске, составляют коммерческую тайну филиала ПАО «МТС» в соответствии с требованиями ст. 10 Закона о коммерческой тайне. В отношении информации о входящих и исходящих данных биллинговой системы на предприятии установлен режим коммерческой тайны. Для предприятия — оператора связи разглашение таких сведений третьим лицам, не допущенным к коммерческой тайне, может создать негативные последствия: ухудшение имиджа и деловой репутации компании, отток абонентов, что приведет к ухудшению положения ПАО «МТС» на рынке услуг связи, а также выплате штрафных санкций.

При расследовании и судебном рассмотрении уголовного дела был проблемным вопрос поиска экспертного учреждения, которое могло бы провести экспертизу для установления принадлежности сведений к коммерческой тайне. По мнению стороны защиты, правовая экспертиза могла быть проведена только в государственном учреждении.

Вместе с тем ст. 11 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» предусмотрена возможность проведения экспертиз как в государственном судебно-экспертном учреждении, так и в негосударственной экспертной организации либо к экспертизе могут привлекаться лица, обладающие специальными знаниями, но не являющиеся работниками экспертного учреждения (организации).

Следователь поручил проведение экспертизы ведущему специалисту отдела информационной безопасности и технической защиты ПАО «МТС» З., который обладает специальными познаниями в области коммерческой деятельности и коммерческой тайны, имеет высшее образование, общий стаж его работы 15 лет. Проведение экспертизы не в государственном судебно-экспертном учреждении не противоречило указанным требованиям Закона. Более того, на момент расследования и рассмотрения уголовного дела в регионе не было государственных экспертных учреждений, занимающихся проведением необходимых экспертиз.

По мнению стороны защиты, заключение эксперта было недопустимым доказательством, поскольку З. состоял в трудовых отношениях с ПАО «МТС», интересам которой причинен ущерб, в связи с чем он заинтересован в исходе дела. Вместе с тем ни органами предварительного следствия, ни судом ПАО «МТС» потерпевшим не признавалось, сведений о заинтересованности З. не было. С этой точкой зрения согласилась апелляционная инстанция Новосибирского областного суда, постановлением которой 25 сентября 2017 г. приговор оставлен без изменения.

Судом принято законное и обоснованное решение, однако остаются нерешенными следующие вопросы.

Во-первых, является ли юридически правильным отсутствие потерпевшего по этой категории дел? Ведь согласно ст. 42 УПК потерпевшим является в том числе юридическое лицо, имуществу и деловой репутации которого причинен вред преступлением.

В том случае, если бы ПАО «МТС» было признано потерпевшим по указанному уголовному делу, очевидно, что проведение экспертизы работником этой организации противоречило бы требованиям ст. ст. 61, 70 УПК. Более того, проведение правовой экспертизы стало бы невозможным, по крайней мере в нашем регионе, по причине отсутствия компетентных в этой области экспертных учреждений.

Во-вторых, является ли обязательным проведение экспертизы для установления принадлежности сведений к коммерческой тайне?

Исходя из уголовно-процессуального закона заключение эксперта — это лишь одно из доказательств, которое оценивается в совокупности с другими. Полагаем, что установление принадлежности конкретных сведений к коммерческой тайне допустимо без проведения экспертного исследования иными способами: путем допроса представителя потерпевшего, составления заключения специалиста (допроса специалиста), а также путем самостоятельной оценки органами следствия и судом принятых в организации локальных актов.

Представляется, что точку в разрешении указанных вопросов должна поставить судебная практика.

 

Более подробно с данным материалом Вы можете ознакомиться в СПС КонсультантПлюс  

Статья: Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну (Валова Е.А., Кузнецов Ф.В.) («Законность», 2018, N 4) {КонсультантПлюс}

 

Мы Вам перезвоним

Обратная связь

Протестируйте КонсультантПлюс

Чтобы получить прейскурант по почте, заполните форму и нажмите кнопку «Отправить».

Заказать подборку по данной теме

Регистрация на конкурс

Только администратор может добавлять новых пользователей.

Заказать видео

Записаться на мероприятие